Некоммерческое партнёрство

"Объединение правообладателей"

Имеет право тот, кто его защищает!

Новости

ВС разбирался, как платить за саундтреки к американским фильмам

Получит ли РАО дополнительные деньги с проката американских фильмов в пользу авторов музыки - решали суды. Проблема в том, что по закону США права на музыку из кино принадлежат продюсерам или киностудиям. В России ГК сохраняет право на вознаграждение за физлицами-авторами саундтреков. РАО решило применить российское право и получать сбор для распределения в пользу авторов. Три инстанции отклонили его требования, но затем жалобу общества рассмотрела экономколлегия.

 

РАО против кинотеатров

Российское авторское общество собирает вознаграждения в пользу авторов музыки при публичном проигрывании их произведений. Например, кинотеатры платят РАО до 3% сбора от продажи билетов. Общество регулярно становится участником судебных разбирательств, пытаясь получить процент за публичное использование музыки. На этот раз деньги решили взыскать с индивидуального предпринимателя из Екатеринбурга, франчайзи сети кинотеатров "Премьер-зал". 

Кинотеатр показывал фильмы, произведенные в США, и ничего не платил в пользу композиторов. Проблема - в разном подходе к правам на произведения. Суд по интеллектуальным правам, в котором уже побывал спор, указал, что в США правами на музыкальные произведения, вошедшие в фильмы, обладают продюсеры или киностудии – юрлица, заказавшие создание саундтреков, а не композиторы, которые их написали - если иное не указано в соглашении между ними. Это следует из нормы § 201(b) Закона об авторском праве США. В России по-другому: ГК предусматривает сохранение права на вознаграждение за использование музыкальных произведений только за физлицами - теми, кто их написал. Представители РАО решили, что раз отчислений композиторам не было, их надо взыскать через суд.

РАО в суде: какое право применить

РАО обратилось в суд за вознаграждением. Общество планировало собрать его в размере 3%, а затем самостоятельно распределять между авторами произведений. При таком подходе РАО не стало указывать всех авторов всех произведений, использованных в фильмах, высчитывать размеры вознаграждений каждого, кому пойдут деньги. 

Первая инстанция удовлетворила иск частично, но апелляция отменила решение и отказала в иске. Причиной стали главным образом неясности с распределением средств. РАО оспорило апелляционное определение в кассации, причем в числе тех, кого оно не устраивало, оказались и российские композиторы - Константин Меладзе и Максим Фадеев. Но и кассация - Суд по интеллектуальным правам - согласилась с апелляцией. Суды указали, что при обращении РАО с иском в защиту прав конкретных правообладателей вознаграждение должно получить не РАО, а конкретные правообладатели. Так как общество не имеет права на присуждение вознаграждения – это должно быть самостоятельным основанием для отказа в иске, указали суды.

Если РАО обязано обращаться за присуждением вознаграждения в интересах конкретных авторов, то иным должен быть и предмет доказывания по таким делам. Суд апелляционной инстанции указал семь пунктов, которые обязан доказать истец. В их числе - полный перечень авторов и размер подлежащего взысканию вознаграждения в пользу конкретного автора. Иначе, поскольку решение принимается судом в пользу конкретных правообладателей, указанных в иске, то не указанные в иске авторы должны подарить свое вознаграждение авторам, в чью пользу будет вынесено решение.

Дело в Верховном суде

РАО пожаловалось в Верховный суд (дело №309-ЭС19-20255). Как считает заявитель, суды необоснованно ограничили авторов музыкальных произведений в правах на получение вознаграждения, полностью проигнорировали нормы международного и российского законодательства, а также обычаи делового оборота в части сбора и распределения авторского вознаграждения. 

Представитель РАО, выступивший первым, сослался на заключения экспертов, подтверждающие, что авторы имеют право на вознаграждение. Судья попросила его сконцентрироваться на основном аргументе апелляции и кассации - на том, почему РАО не указало в иске конкретные музыкальные произведения, права на которые нарушены, авторов этих произведений, а также размер подлежащего взысканию вознаграждения в пользу конкретного автора. Как ответил представитель общества, конкретные суммы по авторам в иске действительно были не указаны, хотя и содержались в других приложенных документах - но такова была и практика, и требования законодательства на тот момент. Система коллективного управления удобна авторам - им не надо бегать по судам, они хотят получать все выплаты одним платежом, отметил предсавитель РАО. Он подчеркнул, что что платежи напрямую, которые пытался провести ответчик в отношении отдельных авторов - например, российского композитора, им неудобны и могут быть основаны на некорректных расчётах.

Представитель ответчика тоже сослался на судебную практику - но с противоположным правовым подходом. От обратил внимание суда на необходимость расчета авторского вознаграждения. На это прямо указывают разъяснения Пленума ВС по вопросам интеллектуальной собственности, но истцы это игнорируют. Проблемой оказалось именно отсутствие конкретики в требованиях РАО, подчеркнул юрист. Он также не согласился, что отчисление должно составлять 3% в любом случае - даже если в фильме используются по большей части неохраняемые произведения (сейчас в таком случае вся сумма уходит авторам охраняемых произведений, используемых в фильме). 

Тройка судей отменила судебные акты нижестоящих судов и направила дело на новое рассмотрение в первую инстанцию. Аналогичным образом было разрешено и другой спор с участием РАО, рассмотренный сегодня экономколлегией ВС (дело №309-ЭС19-20278).

Мнения экспертов

"Апелляция и кассация, указывая на неверно сформулированные требования, давали РАО возможность обратиться повторно с верными требованиями и доказательствами. Но в таком случае судебная практика для РАО пошла бы по невыгодному пути. Подготовка всех будущих исков была бы более трудоемкой, не говоря о прозрачности распределения вознаграждений, взыскиваемых РАО", - отмечает старший юрист Eversheds Sutherland Алексей Дарков.

О том, какое право здесь применяется - российское или американское -  рассуждает Анна Тюленева, консультант практики интеллектуальной собственности и информационных технологий юридической компании Каменская & партнёры . Правовая охрана исключительных прав осуществляется по законодательству страны, в которой потребовалась такая защита, в данном случае это законодательство России, говорит юрист. В то же время лицо, являющееся автором музыкального произведения, определяется по закону государства, в котором произошло приобретение авторских прав, об этом сказано в п. 3 ст. 1256 ГК. "Учитывая, что в деле идёт речь об американских фильмах, и музыкальные произведения, входящие в их состав, соответственно, готовились для американских кинокомпаний, в этой части подлежало применению право США", - подытожила Тюленева.

Источник: pravo.ru