Некоммерческое партнёрство

"Объединение правообладателей"

Имеет право тот, кто его защищает!

Новости

Интеллектуальная собственность. Как сегодня защищают авторские права?

Ряд экспертов сегодня считают, что защита интеллектуальных прав производится устаревшими методами.

Вопросы защиты интеллектуальной собственности волнуют многих по разным поводам. Ведь авторские права нарушаются регулярно и в разных сферах. Поэтому подход к их защите надо пересматривать, уверены эксперты.

Интеллектуальная собственность делится на 2 части: авторское право и смежные права и промышленная собственность. Отдельно можно выделить товарные знаки и средства индивидуализации, связанные с брендами. Первые два понятия работают в сферах медиа и IT. Причем рынок является довольно активным и похожим на зарубежные с рядом особенностей. Копирайт встречается чаще всего в таких сферах, как музыка, кино, фото, дизайн, архитектура, софт и т. д. «При этом Россия даже не рядом с другими странами по уровню использования патентов, в части реального экономического оборота промышленной собственности у нас каменный век. Компании из других стран активно работают с патентами: покупают и продают, создают патентные пулы, используют патенты и товарные знаки в капитализации компании, а также как средство давления для продвижения своих товаров на рынки или для косвенной конкуренции на чужих для себя рынках товаров и услуг. А США вовсю патентуют даже бизнес-методы и софт», — говорит президент ассоциации IPChain Андрей Кричевский.

 Правда, как отмечает эксперт, отчасти у них те же проблемы, что и в России. Одной из основных является проблема оценки интеллектуальной собственности. Для многих очевидно, что нельзя оценивать ее обычными способами.
 

Патентный вопрос

Что касается патентов, то, например, в Китае регистрируется больше патентов, чем во всем мире, — 1,3 млн в год, приводит статистику эксперт. В России же эта цифра заметно меньше: менее 40 000. Если обращаться к истории, то в СССР в 1987 году было зарегистрировано около 85 000 изобретений, в США на тот момент — на несколько тысяч меньше. Даже Япония на треть отставала, а Германия и Великобритания были в пределах 1/3 от цифр СССР. До 1991 года сохранялся такой уровень. Сегодня с Китаем конкурируют только США, Европа, Корея и Япония. Вся Юго-Восточная Азия дает 60% всей интеллектуальной собственности в мире. «У нас не решен на современном уровне вопрос по оцифровке патентных баз данных. Соответственно, хромает патентный поиск. Как следствие, патентная аналитика оперирует недостаточно качественными и неструктурированными данными» — отмечает Кричевский.

По его словам, эффективность патентных ландшафтов на мировом уровне, но вот «сырые данные» не радуют. Под патентными ландшафтами эксперты понимают карты или визуализацию аналитики, способствующие принятию решений в сфере инноваций. Когда была разработана технология и хочется изучить, что вокруг творится, куда развивается сфера, какие есть прорывы. Сейчас идут переговоры с Евразийской комиссией о том, чтобы запустить проект по созданию интеграционного сервиса патентной информации, чтобы провести на евразийскм пространстве ретроспективную оцифровку патентных архивов, индексировать и обогатить полученные данные метаинформацией, а затем выстроить синонимические ряды. Это позволит дать мощный толчок формированию патентных баз данных и умного патентного поиска.

Интеллектуальный актив

Есть проблемы с определением интеллектуальной собственности как актива. Например, у многих возникает вопрос: можно ли получить кредит под залог плода своего творческого труда? «Мы сейчас пытаемся хоть как-то поднять вопрос кредитования под залог интеллектуальной собственности. Это касается не только патентов, но и авторских прав. Пока ЦБ рассматривает нематериальные активы как очень плохой залог: они категорически отвечают, что даже думать на этот счет не будут, якобы это очень маленький и неинтересный рынок», — говорит эксперт.

Однако в России начались подвижки по данному вопросу. Специалисты создают краудинвестинговую платформу — займы под залог интеллектуальной собственности. Например, когда музыкант записал альбом, он вышел, тираж скупили. Музыкант хочет записать новый, но денег не хватает. Тогда он приходит на платформу и говорит: «Нужно такое-то количество денег, вот мой предыдущий альбом». Пользователи оценивают и при желании переводят деньги под залог старого альбома. Если музыкант деньги не возвращает, пользователи, которые перечислили ему деньги, получают права на старый альбом.

Вопросы музыки

Один из основных вопросов — музыкальные произведения. Сегодня РАО покрыто больше 70-80%. Рынок, как отмечают эксперты, стал заметно цивилизованнее. В музыке есть стремление к тому, чтобы уйти от коллективного управления правами и прийти к индивидуальному. Для этого требуется, чтобы работала биржа с подключенными к ней цифровыми сервисами. Также следует подключить правообладателя напрямую к плееру, это позволит ему взаимодействовать напрямую с пользователем. Соответственно, опять-таки нужна биржа, чтобы можно было выложить свою музыку, определить ценовую политику и права, которые автор готов передавать за определенную плату.

Не все передают оплату за пользование музыкальными произведениями напрямую в РАО. Так, например, некоторые музыкальные сервисы работают сразу же с правообладателями. Правда, как отмечают эксперты, есть нюансы с прозрачностью отчетов.

Биржа собственности

Для более качественного управления правами надо использовать биржу интеллектуальной собственности. Сервис n’RIS для депонирования, а также предотвращения нарушений и вовлечения интеллектуальной собственности в экономический оборот и стал таким вариантом новой системы защиты прав. Проект экосистемный, предназначенный, в частности, для депонирования прав. «Вы записали песню, вам нужно зафиксировать авторство. Вы выкладываете песню в защищенную ячейку онлайн, получаете доступ, один ключ доступа хранится в сервисе, один — у вас, один — в „Сколково“. Вы получаете сертификат о том, что являетесь правообладателем. В случае спора вы можете попросить суд обратиться к своей защищенной ячейке и доказать свое авторство. Важная особенность сервиса — потрековая доставка на витрины. Все агрегаторы работают с альбомами, одну песню туда отправить нельзя, а витрина не будет с вами как автором работать напрямую. n’RIS в ближайшее время будет осуществлять потрековую доставку до витрин», — говорит Андрей Кричевский.

Также планируется использовать anti-piracy. Это антипиратский проект, выявляющий нарушения в автоматическом режиме. Без участия человека будут формироваться отчеты о том, сколько на то или иное произведение есть пиратских ссылок, копий, где они находятся и т. д.

Озеро данных

Компания IPChain, по сути, является реестром информации о правах и объектах интеллектуальной собственности, фиксирующим весь жизненный цикл того или иного объекта. Это своего рода средство коммуникации для разных субъектов рынка, для обмена информацией, в котором участвуют только авторизованные участники, дорожащие своей репутацией и отвечающие за свои действия. «Изначально идея была некоммерческой. Подобная инфраструктура просто не может быть эффективной, если будет ставить своей задачей извлечение прибыли. Но на базе такой структуры должны жить „коммерческие“ сервисы. Для работы любого цифрового сервиса в сфере IP нужна достоверная информация о правах и объектах. Иначе это огромные транзакционные издержки, которые тут же влияют на цену сделки. Если у тебя есть среда, в которой информация проверена, стороны проверены, то ты можешь резко снижать и временные затраты, и транзакционные издержки. Наш же интерес в том, чтобы целый ряд коммерческих сервисов, которые мы задумали и реализуем на базе IPChain, были успешны», — говорит эксперт.

В IPChain идут, например, в следующих ситуациях. Автор написал программу, получил свидетельство в Роспатенте, потом доработал и получил версионность. Поэтому требуется доверенная инфраструктура, которая будет регистрировать алгоритм в совокупности с интерфейсом и описанием функционала, требуется умный сервис, который будет сравнивать ваш объект права с другими, даже если при их написании будет использоваться измененный синтаксис или другой язык.

Покрытие IPChain дает более широкий охват. Это возможно, как отмечают эксперты, за счет совмещения в рамках единой сети данных о разных видах объекта интеллектуальной собственности. Причем речь может идти и о нетипичных вариантах. Через IPChain рынок может сам обмениваться информацией. Роспатент больше работает по шаблонам, поэтому в патентной заявке больше информации, чем в базе данных. IPChain как раз и объединяет участников рынка, которые могут сами заполнить все данные по принадлежим им объектам интеллектуальной собственности. Таким образом обеспечивается фиксация фактов и данных.

Целей заменить собой Роспатент проект не ставит, т. к. Роспатент — сервис государственной регистрации прав. Основной задачей является создание взаимодействия между участниками рынка, некоей сети с общей инфраструктурой и уровнем доверия.

Источник: aif.ru